среда, 17 июня 2015 г.

Новое интервью Фрэнка Фариана для немецкой и швейцарской прессы








Как уже сообщалось в нашем анонсе, продюсер Фрэнк Фариан (Frank Farian) дал новое интервью для швейцарских и немецких СМИ по случаю 40-летия его всемирно известного проекта Boney M., а также рассказал о своей работе на ближайшую перспективу.   
Сегодня мы публикуем перевод этого текста:  

Диско-группа Boney M. в 2015 году празднует своё 40-летие. Мировые хиты, такие как "Daddy Cool", "Ma Baker" и "Rasputin" по-прежнему востребованы.
Мы разговариваем с основателем и продюсером Boney M. Фрэнком Фарианом об успехе, танцах под фонограмму и новом альбоме.

Boney M. - это солистки Лиз Митчелл (Liz Mitchell), Марсия Баррэтт (Marcia Barrett), танцоры Мэйзи Уилльямс (Maizie Williams) и Бобби Фаррэлл (Bobby Farrell).
На самом деле главным действующим лицом группы был тот, кто скрывался за кулисами - продюсер Фрэнк Фариан. Именно он определял музыкальное звучание и руководил постановками шоу.
В студии пели только Митчелл, Баррэтт и сам Фариан. Остальные двигались на сцене под фонограмму. Мужские партии, обычно, Фариан оставлял за собой.
Это никого не беспокоило, в отличие от MILLI VANILLI, - более позднего проекта Фариана, который вызывал большой скандал в 1990 году. Тогда стало известно, что фронтмены Роберт Пилатус (Robet Pilatus) и Фабрис Морван (Fabrice Morvan) не пели вообще.

Корр: 40 лет Boney M. Что первым вам приходит на ум, когда вы думаете об этом проекте?

Фрэнк Фариан: Боже мой, как летит время! Мне кажется, как будто это было вчера. Все песни и всё то, что я сделал, пролетает в сознании подобно кинофильму, который прокручивают на высокой скорости.

Удивляет ли вас, что песни Boney M. даже спустя 40 лет не забыты?

Сегодня уже не удивляет. Они выдержали испытание временем и снова продаются в больших количествах. Вы можете услышать эти песни на радиостанциях всего мира, и это также подтверждается позициями в чартах, которые показывают что этой музыкой по-прежнему интересуется и стар и млад.

Что делает эти песни бессмертными?

Это тот вопрос, на который я не могу ответить (смеётся). Наверное вы должны спросить об этом поклонников. Когда вы делаете что-то с особым чувством и страстью, то в какой-то момент это даёт определённый результат. И лишь потом начинаешь задумываться, почему это хорошо сработало.

Вы также продюсировали много других артистов: Precious Wilson и ERUPTION, CHILLI, Gilla... Но успех Boney M. - это то, что затмевает всё остальное.

Да, но эти группы довольно сильно отличались друг от друга как в визуальном, так и в музыкальном плане. Например, ERUPTION сами сочиняли и играли свои композиции.
Boney M. был построен по другому принципу: лучшие студийные музыканты, две прекрасных вокалистки и плюс два эффектных танцора.
Люди слушают глазами. А шоу Boney M. были впечатляющими и люди были в восторге от их стиля и лёгкости музыки, хотя тексты порой затрагивали и серьёзные темы. Но такой оглушительный успех, который выпал на их долю, невозможно было спланировать заранее.

Яркая упаковка Boney M. - это большое шоу, которое выходит за рамки обычного музыкального представления, - тоже часть вашей работы в качестве продюсера?

Я вроде постановщика музыкального спектакля. Я положил начало этому проекту, исполнив все партии (и бас и фальцет) для первого сингла самостоятельно. А далее, подобно режиссёру музыкальной постановки, я стал подбирать артистов, костюмы, сценографию...
Вы только представьте себе концерты Lady Gaga без её пёстрых костюмов! Это было бы довольно пресным шоу.
И, конечно, кропотливая студийная работа... Это также моё детище. Я проводил в студии дни и ночи напролёт. От продюсеров, просто работающих по контракту, вы такого не дождётесь (Фариан - владелец собственной продюсерской компании, работающий независимо от крупных рекорд-лэйблов - ред.). Страсть к своей работе является одним из главных компонентов успеха. Без этого Boney M. никогда не стали бы таким большим явлением.

В репертуаре Boney M. присутствуют очень разные истории: сутенёр в "Daddy Cool", религиозное послание в "Rovers Of Babylon", есть фанк, регги и даже тексты на суахили. Какую всё-таки можно считать визитной карточкой группы?

"Daddy Cool". Эта номер, который мы с самого начала спланировали под имидж Бобби. И это проходило красной нитью через весь репертуар. Есть также голоса, на которые мы изначально ориентировались при выборе репертуара.
Лиз была очень религиозной и благочестивой женщиной - дочерью священника. И, конечно, было разумно, что мы поручали ей исполнение евангельских и библейских текстов. А в качестве контраста есть бас крутого парня в композициях типа "Ma Baker" (история гангстерской банды - ред.), о "подлой кошке в старом Чикаго".

У вас есть песни, которые предназначены специально для Boney M., или вы всегда выбирали песни сторонних авторов, подходящие группе лучше всего?

Нет, не всегда. Были песни, которые не создавались специально для Boney M., но они выбирались специально под голос и личность того или иного артиста. Тексты также подбирались индивидуально: это может исполнять Boney M. и никто другой. Precious Wilson и ERUPTION ни за что не подошла бы "Brown Girl In The Ring". Им подходили такие вещи как "I Can't Stand The Rain" или "One Way Ticket", то есть песни о любви. Но вот Boney M. песни о любви едва ли подходили.

Ваша студийная команда состояла из очень хороших музыкантов. Некоторые из них позже прославились своими собственными проектами, например барабанщик Кит Форси (Keith Forsey), который впоследствии продюсировал Billy Idol и "Don't You Forget About Me", или Микаэл Крету (Michael Cretu - создатель проекта ENIGMA и других - ред.), который работал у вас в качестве клавишника и аранжировщика. Как вы обнаружили ваших будущих коллег?

Иногда нашу студийную команду критики называли "Plastic Band" (пластиковая группа), но это так далеко от реальности (смеётся). Это вовсе не какие-то технические примочки, а трудная работа в студии с живыми инструментами.
Я увидел их работу в мюнхенской студии Джорджо Мородера (Giorgio Moroder). Это была невероятная ритм-секция: Кейт Форси (ударные), гитаристы Ник Вудланд (Nick Woodland) и Мэтс Бьорклунд (Mats Björklund). Без хороших музыкантов вы не сможете произвести качественную музыку и, соответственно, заработать репутацию.

Как композитор Вы произвели первый сингл под псевдонимом "Zambi" - что это значит?

(Смеётся) Я был исполнителем поп-шлягеров и меня бы высмеяли под моим собственным именем. Если бы я написал "Farian", то дал бы людям чёткий намёк: О, теперь этот выскочка пытается быть международно признанным композитором и продюсером. Поэтому это должно было стать на 100% анонимным. Я иногда прибегаю к этому и сегодня, дабы люди не подозревали что вещательные компании играют музыку исключительно из-за того, что она произведена под хорошо известной маркой "Frank Farian". Иногда неплохо, если вы кое-что прячете "под ковром".

В музыкальном мире вас действительно знают как Фрэнка Фариана. Но Ваше настоящее имя Франц Ройтер (Franz Reuther). Есть ли разница между Фрэнком Фарианом и Францем Ройтером?

(Смеётся) Конечно. Но не в музыкальном плане. Никто в семье не называет меня Фрэнк, меня зовут Франц. То есть в семье - это просто Франц, а в бизнесе это Фрэнк Фариан.

Это было ваше осознанное решение, чтобы работать под псевдонимом "Фрэнк Фариан"?

Да. Это имя существует с 1961. Представьте: однажды немец Франц Ройтер появляется на сцене в серебристом костюме и поёт американский рок-н-ролл. В те времена это всех бы рассмешило! Был такой известный певец Фабиан (Fabian), и я решил поменять в этом имени "B" на "R". Это было созвучно понятию рок-н-ролл.

После дестяти лет, в 1985-м вышел последний альбом Boney M. "Eye Dance". Возможно это совпадение, но если вы посмотрите на его обложку, то поймёте, что группа как таковая исчезла. На обложке "Boonoonoonoos" (1981) наблюдались только их силуэты, а на "10000 Lightyears" (1984) они растворяются в лучах квази-пространства. На "Eye Dance" их не видно вообще.

(Смеётся) Cтрасть к творчеству пошла на убыль. Когда в группе начинаются конфликты, вы быстро теряете интерес. Если прежней страсти уже нет, то это сигнал к тому, что нужно завершать.

Был ли очень специфический момент, когда вы поняли, что это окончательно закончилось?

Нет, это был процесс. Это было моё дитя. И если ребёнок вырос и хочет покинуть родительский дом, то в какой-то момент вы должны позволить ему это сделать.

Но блудный сын практически вернулся.

Опять же это был долгий процесс. Если вы понимаете, как много людей в мире любят эту музыку, то энергия возвращается обратно. К тому же люди испытывают ностальгию по классическому року, классике диско-музыки.

Все споры и судебные баталии закончены?

Осталось только три участинцы. Бобби Фаррэлл умер несколько лет назад, и все члены группы стараются помнить только хорошие моменты. Плохие моменты отошли на второй план. И тогда вы видите всё это в несколько более позитивном свете. Но в принципе, распри закончены.

Будет ещё новый альбом.

Да. С "Boney M. & Friends" будет новый альбом, и на этот раз он станет наверняка последним.

Вы никогда не делали секрета из того факта, что Бобби Фаррэлл пел под фонограмму. Почему же никто не осуждал Boney M., в то время как 10 лет спустя из-за MILLI VANILLI разгорелся скандал, хотя они работали по тому же принципу?

Это вовсе не тот же самый принцип. Мы просто хотели сделать дэнс-видео для "Girl You Know It's True", а дальше события развивались так, что от нас уже мало что зависело. Большая проблема в том, что песня стала хитом в Америке. И тогда стало ясно, что это рванёт в какой-то момент. Когда вы стоите в студии, желая что-то сделать, но не имея чёткого плана, такое иногда случается. С MILLI VANILLI дела обстояли именно таким образом.

Вас удивило, как много людей были раздражены и насколько сильной была реакция?

Да, агрессивность удивила меня. В США разбросали несколько сотен дисков и кассет на дороге и раздавили их катком. (Смеётся) Но большинство говорят: это было потрясающе, это была замечательная музыка, и, давайте не забывать, - после скандала мы продали ещё миллион копий в Америке.

Сейчас, если оглянуться на всю эту историю с Boney M., есть что-то такое, что бы вы сделали по-другому?

Если оглянуться назад, то были хорошие идеи, страсть к работе, три прелестных девушки и танцор. И я бы повторил всё в точности. Это было невероятное время, и, прежде всего, невероятно успешный период. Мы были друзьями в течение многих лет, и все они говорили: Фрэнк, ты босс, ты выбираешь направление, а мы будем ему следовать. Это было прекрасное чувство, и, если вы спрашиваете хотел бы я бы сделать сегодня что-то по-другому, то мой ответ: нет, ни за что.

Вам скоро 74. Предположим, молодой Франц Ройтер пришёл сейчас к вам в студию. Что бы Вы ему посоветовали?

Есть артисты, которые предлагают себя, и я говорю им: вы должны иметь оригинальную идею, чтобы сделать вашу музыку узнаваемой. Далее: когда многие люди говорят, что вы не имеете никаких шансов, вам нужно верить в себя и продолжать своё дело. Это очень важно. Я говорю это многим молодым музыкантам. Но если бы мне предложили продюсировать сегодня молодого человека, который исполняет рок-н-ролл... Сегодня каждый маленький артист имеет студию, компьютер и может продюсировать себя сам. Если бы молодой Франц Ройтер пришёл в студию, я дал бы ему хороший совет. Но смог бы я продюсировать его, не знаю.

Помимо производства нового альбома Boney M. ведёте те ли вы другие проекты?

У нас есть молодая рок-группа. С очень хорошим имиджем и, прежде всего, фантастической певицей. Ей всего 15 лет, но она имеет такой голос, что многие думают, будто это вокал опытной 30-летней звезды. Очень, очень хорошо. Поэтому мы концентрируем основное внимание на этом проекте. Мы надеемся, что к концу года альбом будет закончен, а его промоушен начнём в 2016 году. Я надеюсь что из этих ребят выйдет толк, и, что  обнадёживает, это их отличный сценический опыт, который они заработали в течение последних двух лет.

Как называется группа?

Мы в поисках нового имени. Нынешнее название мне не нравится, поэтому мы всё ещё думаем над этим. Мы не хотели бы ошибиться с названием, поэтому не спешим.

Не только 40-летие Boney M., но также много других проектов, к которым вы имели отношение, могли бы стать благодатной темой для интересных рассказов. Вы не думали о том, чтобы написать и издать книгу?

Очень давно. Есть много что рассказать. Иногда это невероятные и забавные истории. Это будет книга о Фрэнке Фариане, которую планируется завершить в следующем году. В 2017 году должен выйти фильм и тогда же будет выпущена книга.

Помимо количества продаж дисков, важно ли для вас признание?

Признание иногда стоит больше денег. Признание радует. В течение многих лет критики высмеивали меня как поп-певца. Но это заставило меня работать с удвоенной энергией: неприметный выходец из Саара всё-таки добился того, что сделал настоящий хит. Потом пришёл большой успех с "Rocky", а потом даже мировой хит N1 "Daddy Cool" и Boney M. Признание, наконец, пришло, и я испытал невероятное чувство удовлетворённости от проделанной работы.

Если заглянуть на 10-20 лет вперёд: какое наследие оставят Boney M.?

Boney M. являются вечнозелёными, их песни в любом случае. В общемировой истории поп-музыки они находятся на 20-м месте, насколько мне известно.

Фрэнк Фариан родился в 1941 году в Кирне (федеральная земля Рейнланд-Пфальц) и в 1976 году песня "Rocky" стала его первым хитом N1. Как продюсер он был ответственен не только за успех Boney M., но также ERUPTION, Precious Wilson, Gilla, Benny, Bruce Low. В 1980-х годах он работал с Meat Loaf и запустил рок-группу FAR Corporation. После взлёта и падения MILLI VANILLI он продолжил пожинать успех в 90-х с LA BOUCHE и NO MERCY. В 2006 году он работал над Boney M-мюзиклом DADDY COOL. В настоящее время Фариан живёт в Майами (США), где работает над новыми проектами.

40 Jahre Boney M.: Produzent Frank Farian im Interview

Die Disco-Gruppe Boney M. feiert 2015 ihr 40-jähriges Jubiläum. Welthits wie "Daddy Cool", "Ma Baker" und "Rasputin" sind heute noch gefragt. Wir haben mit Produzenten-Mastermind Frank Farian über Erfolg, Playback-Tänzer und das neue Album.

Boney M., das waren Liz Mitchell, Marcia Barrett und Maizie Williams sowie der Tänzer Bobby Farrell. Eigentlich steckte hinter der Band aber Produzent Frank Farian, der Musik und Shows betreute. Nur Mitchell und Barrett sangen selber - die anderen bewegten die Lippen zum Playback. Und die männliche Stimme steuerte Farian selber bei. Das störte niemanden – im Gegensatz zum späteren Farian-Projekt Milli Vanilli, um das 1990 ein grosser Skandal entbrannte, als bekannt wurde, dass die Frontmänner Robert Pilatus und Fabrice Morvan gar nicht selber sangen.

40 Jahre Boney M. - was ist das erste, was Ihnen in den Kopf kommt, wenn Sie an das Projekt denken?

Frank Farian: Mein Gott, wie schnell die Zeit vergeht! Mir kommt es vor, als wenn's vorgestern war. Alle Songs und alle Dinge, die ich da getan habe, laufen ab wie ein Film - aber rasend schnell.

Überrascht es Sie, dass die Boney-M.-Songs 40 Jahre später noch bekannt sind?

Heute nicht mehr so. Man macht immer wieder Best-ofs, und immer wieder werden grosse Stückzahlen verkauft. Man hört die Songs in Radiostationen auf der ganzen Welt, und man hört bei Chartshows, wie sehr die Leute auf diese Musik abfahren - nach wie vor, Jung und Alt.

Was macht die Songs so zeitlos?

Das kann ich gar nicht beantworten (lacht). Da müssen Sie die Fans fragen. Man macht etwas nach seinem Gefühl, voller Leidenschaft, und irgendwann steht man vor dem Ergebnis. Und dann wundert man sich.

Sie haben damals noch viele andere Sachen produziert: Precious Wilson und Eruption, Chilly, Gilla - aber Boney M. ist dieser Übererfolg, der alles andere überschattet.

Ja, aber die Gruppe war ja auch etwas völlig anderes als Eruption, optisch und musikalisch. Eruption haben ihre Playbacks selbst gespielt, die haben Songs geschrieben. Boney M. war eine zusammengestellte Truppe von zwei exzellenten Sängerinnen, die wir gecastet haben, plus einem Tänzer und einer Tänzerin.

Die Leute hören mit den Augen. Die Performance war exzellent, und die Leute waren begeistert vom Stil und der Leichtigkeit dieser Musik, obwohl die Texte zum Teil ernste Hintergründe hatten. Aber so einen grossen Erfolg kann man nicht planen.

Dieses Gesamtpaket von Boney M. - eine grosse Show, die über die Musik hinausgeht - ist das auch Teil Ihrer Rolle als Produzent?

Ich bin der Dirigent von diesem Musical-Orchester. Ich habe die erste Platte selbst gemacht, mit der tiefen Stimme und den Kopfstimmen. Wenn man so eine Band zusammenstellt, ist das wie ein Musiktheater. Stellen Sie sich mal vor, Lady Gaga hätte keine Kostüme! Das wäre eine fade Show.

Und die akribische Arbeit... Es war ja auch mein Baby. Ich konnte dafür Tag und Nacht arbeiten. Das macht ein Auftragsproduzent nicht. Diese Leidenschaft gehört dazu - und ohne meine Leidenschaft wäre Boney M. nie so gross geworden.

Bei Boney M. hat eine Räubergeschichte wie "Daddy Cool" Platz, eine religiöse Botschaft wie "Rivers Of Babylon", da gibt's Funk, Reggae und Swahili-Texte. Was ist der rote Faden?

"Daddy Cool". Diese Figur, die wir am Anfang mit Bobby zusammen kreiert haben, dann dieser Song: Das ist der rote Faden durch das ganze Repertoire. Es sind auch die Stimmen, mit denen man so viel anfangen konnte. Liz war eine sehr religiöse, fromme Frau - die Tochter eines Priesters. Es lag nahe, dass man Gospel probiert oder biblische Texte. Oder auf der anderen Seite dieser harte Junge. Der singt dann von "Ma Baker", "der fiesesten Katze im alten Chicago".

Haben Sie die Songs gezielt für Boney M. produziert oder hatten Sie immer wieder Songs, bei denen Sie geschaut haben, zu welchem Act sie am besten passen?

Nein, überhaupt nicht! Die Songs wurden nicht nur für Boney M. produziert, sie wurden auch genau für die Stimmen und die Persönlichkeiten der Künstler komponiert. Auch die Texte wurden genau ausgesucht: Das kann Boney M. singen und sonst niemand. Eine Precious Wilson von Eruption hätte niemals "Brown Girl In The Ring" singen können. Nein, sie musste "I Can't Stand The Rain" singen, oder "One Way Ticket", ein Liebessong. Boney M. hat kaum Liebeslieder gesungen.

Sie hatten in ihrem Team sehr gute Musiker, die teilweise später mit eigenen Projekten bekannt wurden - etwa Drummer Keith Forsey, der später Billy Idol und "Don't You Forget About Me" produziert hat, oder an Michael Cretu, der als Keyboarder dabei war. Wonach haben Sie Ihre Mitstreiter ausgesucht?

Manchmal wurde uns ja vorgeworfen, wir sind Plastik (lacht). Aber das war alles andere als Plastik, das war harte Arbeit im Studio. Ich habe die Münchner Szene um Giorgio Moroder herum beobachtet. Da gab es eine unglaubliche Rhythmusgruppe - Schlagzeug: Keith Forsey, Gitarren: Nick Woodland, Mats Björkland. Ohne gute Musiker kann man keine gute Platte produzieren.

Als Komponist haben Sie sich bei der ersten Single "Zambi" genannt - was hat es damit auf sich?

(lacht) Ich war damals Schlagersänger und wurde belächelt. Hätte ich "Farian" hingeschrieben, hätte ich den Leuten einen klaren Wink gegeben: Ach, jetzt versucht er sich als internationaler Komponist und Produzent. Das musste 100 Prozent anonym sein. Ich mache das manchmal heute auch, damit die Leute sehen, die Rundfunkanstalten spielen das nicht nur, weil der Farian so bekannt ist. Es ist manchmal ganz gut, wenn man alles ein bisschen unter den Teppich kehrt.

Zu diesem Identitätsspiel zählt ja auch Frank Farian. Sie heissen eigentlich Franz Reuther. Gibt es einen Unterschied zwischen Frank Farian und Franz Reuther?

(lacht) Natürlich. Aber nicht musikalisch. Niemand in der Familie ruft mich Frank, ich heisse ja Franz. Das ist dann familiär, und im Business ist es eben Frank Farian.

War es damals eine bewusste Entscheidung, das unter "Frank Farian" weiterlaufen zu lassen?

Ja. Den Namen gibt es seit 1961. Stellen sie sich mal einen Franz Reuther mit silbernem Anzug auf der Bühne vor, der Rock'n'Roll macht. Da lachen doch alle Leute! Es gab diesen berühmten Sänger Fabian, und ich habe dann aus dem "b" ein "r" gemacht. Es musste nach Rock'n'Roll klingen.

1985 - nach zehn Jahren - kam das letzte Album von Boney M. Vielleicht ist es Zufall, aber wenn man sich die letzten Albumcovers anschaut, verschwindet die Band. Auf "Boonoonoonoos" sind sie als Silhouetten zu sehen, auf "Ten Thousand Lightyears" lösen sie sich quasi Richtung Weltall auf, und auf "Eye Dance" sind die eigentlich gar nicht mehr drauf.

(lacht) Die Leidenschaft und auch die Kreativität haben nachgelassen. Es gab viele Streitigkeiten, da verliert man schnell die Lust. Wenn die Leidenschaft nicht mehr da ist, sollte man Schluss machen.

Gab es da einen ganz speziellen Punkt, an dem Sie gemerkt haben, dass es vorbei ist?

Nein, das war ein Prozess. Es war ja mein Baby. Und wenn es immer weiter wächst und einem entgleitet, dann lässt man es irgendwann los.

Aber es ist quasi zurückgekommen.

Das war wieder ein langer Prozess. Wenn man dann merkt, wie sehr die Leute weltweit diese Musik lieben, dann kommt die Energie zurück. Und die Leute lieben die Nostalgie, die klassische Rockmusik, die klassische Discomusik.

Sind die Streitigkeiten und rechtlichen Kämpfe alle erledigt?

Es gibt ja nur noch drei Mitglieder. Bobby Farrell ist vor zwei Jahren verstorben, und alle Mitglieder erinnern sich jetzt nur noch an die guten Momente. Die schlechten Momente sind in den Hintergrund getreten. Und dann sieht man das Ganze etwas positiver. Aber im Grunde genommen ist die Sache beendet.

Es kommt doch ein neues Album.

Ja. Mit "Boney M. & Friends" wird es ein neues Album geben, und das wird mit Sicherheit das letzte sein.

Sie haben nie ein Geheimnis daraus gemacht, dass Bobby Farrell Playback sang. Warum hat das bei Boney M. niemanden gekratzt, während es zehn Jahre später Milli Vanilli angekreidet wurde, obwohl es das gleiche Prinzip dahinter war?

Es war nicht das gleiche Prinzip. Wir wollten ja eigentlich nur ein Tanzvideo zu "Girl You Know It's True" machen, dann hat sich das Ganze ein wenig verselbständigt. Das grosse Problem war, dass das Lied in Amerika ein Hit wurde - und dann war klar, dass es irgendwann abstürzt. Wenn man im Studio steht, macht man manchmal etwas, ohne einen Plan zu haben. So war das bei Milli Vanilli.

Hat es Sie überrascht, wie sehr die Leute das damals geärgert hat, wie stark die Reaktionen waren?

Ja, die Aggressivität hat mich überrascht. Man hat in Amerika ein paar hundert Platten auf die Strasse gelegt und ist mit dem Bulldozer drübergefahren. (lacht) Aber die meisten sagen: Das war genial, das war wunderbare Musik, und - das darf man nicht vergessen – nach dem Skandal haben wir noch eine Million extra verkauft in Amerika.

Wenn Sie jetzt auf die ganze Geschichte von Boney M. zurückblicken, gibt es da etwas, was Sie heute anders machen würden?

Wenn wir heute wieder da stehen würden, hätten gute Ideen, die Leidenschaft und drei gute Mädels und einen Tänzer, würde ich alles genauso wiederholen. Es war eine unglaubliche Zeit und vor allem eine unglaublich erfolgreiche Zeit. Wir waren Freunde über Jahre hinweg, und alle haben gesagt: Frank, du bist der Boss, du bestimmst die Richtung und wir folgen dir. Das war ein wunderschönes Gefühl, und da kann man nicht sagen: Ich würde es heute anders machen. Niemals.

Sie sind 74. Nehmen wir an, der junge Franz Reuther würde heute bei Ihnen im Studio auftauchen. Was würden Sie ihm empfehlen?

Es gibt Künstler, die sich anbieten, und ich sage: Verfolge deine Idee und mach deine Musik, und auch, wenn viele Leute sagen, du hast keine Chance, mach und glaub an deine Sache. Das ist ganz wichtig. Das sage ich vielen jungen Musikern. Aber ob ich ihn heute produzieren würde - einen jungen Mann, der ein bisschen Rock'n'Roll macht... Heute hat jeder kleine Künstler ein Studio, einen Computer und kann selbst produzieren. Wenn ein junger Franz Reuther ins Studio käme, würde ich ihm einen guten Rat geben. Ob ich ihn produzieren würde, weiss ich nicht.

Sie haben bestimmt noch andere Projekte in der Mache ausser dem neuen Boney-M.-Album oder?

Wir haben eine junge Rockgruppe. Sehr gutes Image und vor allem eine fantastische Sängerin. Sie ist 15 und hat aber eine Stimme, da denkt man, sie ist 30. Sehr, sehr, sehr, sehr gut. Da legen wir unseren Fokus drauf. Wir hoffen, dass wir bis Ende des Jahres das Album fertig haben und dann 2016 loslegen können. Davon erhoffe ich mir einiges - und vor allen Dingen ist es einfach geil, mit so einer Band zu arbeiten, die schon seit zwei Jahren auf der Bühne steht.

Wie heisst die Band?

Wir suchen einen neuen Namen. Der jetzige Name gefällt mir nicht, da suchen wir noch. Da wollen wir nicht den falschen Namen bekannt geben.

Es sind ja nicht nur 40 Jahre Boney M., sondern auch viele andere Projekte und die ganze Zeit davor - da haben sich ja sicher eine Menge Geschichten angesammelt. Haben Sie darüber nachgedacht, das niederzuschreiben und ein Buch zu veröffentlichen?

Schon sehr lange. Ich habe viel zu erzählen, und manchmal sind es ganz unglaubliche und auch lustige Geschichten. Es wird ein Buch geben über Frank Farian, nächstes oder übernächstes Jahr. Wenn der Film 2017 käme, dann würde auch das Buch zum Film veröffentlicht werden.

Wie wichtig ist Ihnen Anerkennung, abgesehen von Verkaufszahlen?

Anerkennung ist manchmal mehr wert als Geld. Anerkennung macht zufrieden. Jahrelang wurde ich als Schlagersänger immer belächelt. Man hat mich spüren lassen: Das ist der Saarländer, der es nicht fertigbringt, einen richtigen Hit auf die Beine zu stellen. Als dann der grosse Hit kam, "Rocky", und anschliessend noch ein weltweiter Nummer-eins-Hit, "Daddy Cool" und Boney M.: Da war die Anerkennung da, und das hat mich unglaublich befriedigt.

Wenn wir noch zehn oder 20 Jahre vorausdenken: Was ist das Vermächtnis von Boney M.?

Boney M. ist ein Evergreen und die Songs sowieso. Sie werden in der Pop-Geschichte einen Top-20-Platz einnehmen weltweit, da bin ich mir ganz sicher.

Frank Farian wurde 1941 in Kirn in der Rheinland-Pfalz geboren und hatte 1976 mit dem Song "Rocky" seinen ersten Nummer-1-Hit. Als Produzent betreute er nicht nur Boney M., sondern auch Eruption, Precious Wilson, Gilla, Benny und Bruce Low. In den 1980ern arbeitete er mit Meat Loaf zusammen und startete die Rockband Far Corporation. Nach dem Erfolg und Niedergang von Milli Vanilli konnte er in den Neunzigern mit La Bouche und No Mercy weitere Erfolge feiern. 2006 arbeitete er am Boney-M.-Musical "Daddy Cool". Farian lebt heute in Miami, wo er an neuen Projekten arbeitet.

LINK

Комментариев нет: