понедельник, 8 июля 2013 г.

Toto Cutugno отметил 70-летие




Соавтор культового хита «Johnny», известный на просторах бывшего СССР в исполнении легендарной Гиллы (Gilla), отметил свой 70-лтний юбилей 7 июля.
Тото Кутуньо родился в 1943 году, в местечке Фосдиново, что в области Тоскана, в семье Доменико и Ольги Кутуньо. Мальчика назвали Сальваторе, а мама в детстве звала его просто – Тото.

«Нас в семье было пятеро, – рассказывает Тото Кутуньо. – Отец, мать, брат Роберто, сестра Россана и я. Мне было 5 лет, когда произошла ужасная трагедия: подавившись во время еды, умирает моя сестра. Я плохо помню, что тогда происходило – я был слишком мал. И хотя я не мог до конца понять и осмыслить всю чудовищность происшедшего, трагедия оставила глубокий след в моей детской душе. Позже родители рассказывали, что из живого, веселого ребенка я превратился в серьёзного и задумчивого, как будто вдруг повзрослел. Я редко улыбался, и никому не удавалось меня рассмешить».

Отец Тото, военный моряк, был влюблён в море, и неудивительно, что и детям передалась эта его любовь. Так, прежде чем научиться ходить, Тото уже плавал как рыба, а позже, подростком, любил проводить время на пляжах Специи, где в те годы жила семья, и мечтать о далёких землях и глубоких чувствах. Именно море подсказало ему идею выразить через песни то, что накопилось у него внутри.

Отец Сальваторе играл на трубе в созданной им же самим группе, и когда Тото исполнилось 7 лет, он становится ударником в группе отца. Вскоре он освоил и гитару. Тогда же Тото начал собирать коллекцию пластинок (сейчас она насчитывает более 3,5 тысяч дисков). Музыка дерзко входила в жизнь Тото, так же, как девушки, в которых он никогда не испытывал недостатка. Они сходили с ума по этому высокому, смуглому парню, немного загадочному и очень романтичному.

Первая любовь пришла к нему в 14 лет, тогда же он написал свою первую песню, которая называлась «La strada dell’amore» («Дорога любви»), и по собственному признанию Тото была ужасно некрасивой.

В 13 лет юный Кутуньо участвует в конкурсе аккордеонистов и… занимает 3 место! Это был большой успех, поскольку соперниками Тото были ребята гораздо старше его.

«В семье никогда не противились моему желанию брать уроки музыки, - вспоминает Тото, - но всё это родные не воспринимали серьёзно, считали, скорее, увлечением». Получить «корочки» в доме Кутуньо считалось обязательным. Нужно было «дойти», по крайней мере, до аттестата о среднем специальном образовании. «Конечно же, я думал больше о музыке, чем об учебниках, но чтобы избежать споров с моими родителями, я всё-таки закончил учёбу», - продолжает Тото. В доме теперь красовался диплом бухгалтера, врезанный в рамку и повешенный на стену. Что ж, никогда не знаешь, как сложится в жизни…

Начав играть на фортепиано, Тото влюбляется в джаз, и в 19 лет отправляется в составе группы известного джазового музыканта Гуидо Манузарди в турне по скандинавским странам. Гастроли имели колоссальный успех, и Тото решает окончательно посвятить себя музыке. По возвращении будущий Маэстро создаёт собственную группу «Тото и Тати», в которую вошли младший брат Роберто и трое друзей Лино Лозито, Джиджи Тонэ и Массимо Вигано.

Через пару лет они исколесили почти всю Италию, играя в барах и дискотеках, правда, без особого успеха. Причиной этому, скорее всего, было то, что репертуар группы состоял из песен, знакомых в исполнении известных певцов, и поэтому выработать собственный стиль было крайне трудно. Некоторые вещи из репертуара группы всё же были созданы и самим Кутуньо.

Природное дарование композитора не могло остаться незамеченным. Первым человеком, кто поверил в Тото и дал ему шанс, был уже известный к тому времени поэт-песенник Вито Паллавичини.

Тогда, в 1974 году, дрожащий как осиновый листок, Тото подошёл к Паллавичини и сказал: «Маэстро, я – Тото Кутуньо. Я давно мечтал с Вами познакомиться». Сев за рояль, Тото дал ему послушать последнюю вещь, которую создал… Так началось их сотрудничество.

Первая же песня, родившаяся в результате их совместной работы, стала (и это не будет преувеличением) одной их самых прекрасных песен 20 века. Речь идёт об «Африке» или «Индейском лете» (это второе название укрепилось за ней после того, как она облетела весь мир в исполнении французского певца Джо Дассена). В миланской студии Граммито Риччи Тото сделал пробную запись этой песни, и она настолько понравилась, что Риччи даже захотел выпустить её отдельной пластинкой. Песня сразу же занимает 1 место во французском хит-параде, а затем и в американском, после того как ее исполнил Фрэнк Синатра.

После успеха с «Индейским летом» Дассен попросил Тото написать ещё одну песню. Ею стала «Et si tu n’existais pas» («Если бы тебя не было»). Во второй раз свершилось чудо.

Многие популярные французские артисты хотели, чтобы этот, до недавнего времени никому не известный парень, написал для них хит. И Тото писал: для Мирей Матье и Клода Франсуа, для Джонни Холлидея и Далиды, для Мишеля Сарду и Шейлы. Мелодии Кутуньо входят в репертуар оркестров под управлением Поля Мориа, Джеймса Ласта, Франка Пурселя. Итальянские дискографы недоумевали: как же так они могли упустить и не заметить этого «волшебника», который умеет превратить в «золото» всё, до чего он только дотронется?!

Продолжая писать для других, Кутуньо решает попробовать себя в качестве певца. Изменив название группы с «Тото и Тати» на «Альбатрос», Тото посылает заявку на участие в фестивале Сан-Ремо-76.

Результат, надо сказать, для первого раза очень неплохой – 3 место. Песня называлась «Volo AZ-504» («Авиарейс AZ-504). Во Франции эта песня за несколько недель была продана тиражом в нексколько миллионов экзкмпляров.

В том же 1976 году на Фестиваль-баре «Альбатрос» занимает одно из первых мест с песней «Nel cuore, nei sensi»(«В сердце и в чувствах»).

Но 1976 год был полон для Тото не только радостных событий. После тяжёлой болезни умирает мать Сальваторе. (Потом с песней, посвящённой своей матери, Тото займёт на Сан-Ремо 2 место).

1977 год – снова Сан-Ремо и снова успех – на этот раз с песней «Gran premio» («Гран-при»).

Но Тото разочарован: 5 место не удовлетворило его, хотя он и не был уверен в победе. Год начался неудачно, закончился – ещё хуже. На голову синьора Песни (так уважительно будут называть его итальянцы) одна за другой посыпались беды: сразу после Сан-Ремо из группы уходит Роберто, внезапно решив посвятить себя автомобильному сервису. Покидает группу и сам Тото, оставив на несколько лет карьеру певца. Последней горькой каплей стала ссора с Паллавичини, который однажды во время ужина в одном из парижских ресторанов заявил Тото, что его талант – дело рук только его, Вито, и что практически из любого автора он сможет сделать композитора такого же уровня, как Тото. Сначала до Тото даже не дошёл смысл этих слов – настолько неожиданным был удар со стороны человека, которого Кутуньо считал своим другом. А когда понял, почувствовал себя до крайности опустошённым, его как будто убили изнутри. И наступил кризис. К счастью, рядом с Тото была жена Карла, которая всегда его поддерживала и помогала выйти из подобных состояний.

С Карлой Тото познакомился летом 1967 года, выступая со своей группой в клубе «Дракон» в курортном городке Линьяно Саббьядоро. В течение месяца он провожал её до дома, а потом был представлен родителям своей будущей жены. Они были несколько шокированы, увидев рядом с дочерью высокого смуглого парня с густой чёрной шевелюрой до плеч, одетого в бермуды, майку и кеды. «Боже, кто он? – воскликнула мама Чезира. – Цыган?». «Ну что ты, мама! Это отличный парень», - уверила её дочь.

Тото вспоминает: «Когда мать Карлы спросила меня, чем я занимаюсь в жизни, я ответил: «Играю». Тогда она сказала: «Да, я знаю, что у тебя группа. Но чем ты занимаешься-то?»

5 октября 1971 года молодые люди поженились. Вскоре после свадьбы синьора Кутуньо забеременела. Тото хотел иметь по меньшей мере четверых детей, поэтому был счастлив, узнав, что жена собирается подарить ему сразу двух малышей-близнецов. Но скоро радость ожидания сменилась горем: врачи в один голос заговорили о возможных трагических последствиях родов. Выбирать не приходилось. Важнее всего для Тото были жизнь и здоровье жены, хотя он уже прекрасно знал, что других детей у них не будет…

Итак, 1977 год оказался для Тото годом неудач и потерь. Он всё чаще думает о том, что «золотой» сезон ушел безвозвратно. Если бы он знал тогда, как ошибался!

После разрыва с «Альбатросом» Тото продолжает писать. Для Джо Дассена к тому времени были написаны уже 12 мелодий: среди них – «Salut» («Привет»), «Le jarden du Luxembourg» («Люксембургский сад»), «Il etait une fois nous deux» («Однажды мы были вдвоем»). Для Джонни Холлидея создается «Derrierre l’amour» («За любовью»), её же включает в свой репертуар Поль Мориа. В это время Тото начинает работать и со «своими», т.е. с италяьнцами.

В начале 70-х – 80-х для Адриано Тото создаёт такие хорошо известные всем вещи как «Soli» («Одни»), «Non’è» («Неправда»), « – Amore? – No!» («-Любовь? - Нет!»), «Il tempo se ne va» («Время уходит»), «Un po’ artista, un po’ no» («Немного артист»), пишет музыку к фильму «Укрощение строптивого». Тото работает с группой RICCHI E POWERI («Богатые и Бедные»), Орнеллой Ванони, Марчеллой, Джанни Надзаро и др. В тот же период подопечная Фрэнка Фариана Gilla прославит на весь мир его песню «Johnny».

Случай помог Тото вернуться на сцену в качестве певца. А произошло это так... 

Однажды Тото попросили написать заставку к телепередаче «Scommettiamo che…» («Спорим, что…»). Он написал и сделал пробную запись (исполнять песню должен был Друпи). Ведущий программы Майк Бонджорно, послушав песню, поинтересовался именем певца. Ему объяснили, что это Кутуньо, уже довольно известный композитор, и поспешили заверить, что исполнителя для заставки они подберут. Но Майк настоял на том, чтобы песню исполнил именно Кутуньо. «Это то, что нам надо», - заявил ведущий. Хотите знать название песни? Это «Donna, donna mia» («Женщина, моя женщина»). Больше месяца она занимает первое место в итальянском и французском хит-парадах, и Кутуньо, вдохновлённый успехом, едет на фестиваль в Сан-Ремо с песней «Solo noi» («Только мы»). Результат превзошел все ожидания: Тото победил.

Кутуньо вспоминает: «И радость, и паника, и волнение - всё перемешалось во мне тогда. В тот год я стал победителем фестиваля. Но, честно говоря, на это не рассчитывал. Помню, уже снял пиджак и стоял за кулисами, разговаривая с кем-то, как вдруг ведущий объявил: "Песня-победительница – «Только мы» Тото Кутуньо". Я этого не слышал. Мои дискографы набросились на меня... А за ними - интервьюеры. Я ровным счётом ничего не понимал. Меня буквально вытолкнули на сцену... И я пел песню в одной рубашке, пиджак я найти не мог. Я был похож на куклу... Ужас!"

После победы в Сан-Ремо Тото признался, что раньше ему было немного обидно от того, что все лавры доставались лишь исполнителям хитов, им написанных, а сам он, Тото, оставался, так или иначе, в тени. «И это нормально, ведь народ обычно не интересуется авторами шлягера. У создателя песни есть только авторские права, а значит, и право на гонорар. Это, конечно, утешает, но всё же во рту остаётся привкус горечи», - говорил тогда Тото. «Что ж, - отвечал на это один итальянский журнал, - теперь и самому Кутуньо достался большой кусок от сладкого пирога. На этот раз успех целиком принадлежит ему: и как автору, и как исполнителю».

Спустя несколько недель после победы в Сан-Ремо Тото приглашают участвовать на международном фестивале лёгкой музыки в Токио. И… снова победа. С песней «Francesca non sa» («Франческа не знает») Кутуньо занимает первое место как лучший композитор.

Годом позже, в 1981-м, выходит третий по счёту альбом Тото Кутуньо под названием «La mia musica» («Моя музыка»). Надо ли говорить, что большинство песен на этом диске посвящены любви? Для Кутуньо любовь – это всё, это смысл жизни. И это он снова и снова демонстрирует в своих произведениях.

Пластинка вышла на нескольких языках: английском, испанском, французском, так как продавалась в Аргентине и США, Японии и Канаде, Австралии и практически во всех странах Европы. Сразу после выхода диска Тото совершает турне по этим странам, посвящённое презентации альбома. Вот что Кутуньо рассказывает о своих впечатлениях: «Я ездил по миру и испытывал странное чувство: когда наш самолёт поднимался в воздух или приземлялся, я видел под собой города, часто погружённые во мрак ночи, видел под собой дома, казавшиеся очень маленькими, с крохотными огоньками-окнами, за которыми люди любили друг друга. В те минуты меня охватывало безумное счастье при мысли, что среди этих людей есть и такие, кто любит друг друга под звуки моих песен. Думаю, что для композитора самая большая радость – осознание того, что он помогает мужчине и женщине сказать друг другу: «Я тебя люблю».

Неисправимый романтик этот Кутуньо, который живёт любовью и музыкой.

Именно во время этих поездок Тото задумал написать песню, которую представит на фестивале в Сан-Ремо-83. Речь идёт о знаменитом «Итальянце». И хотя тогда Кутуньо официально не занял первого места, всё же он был первым. 

После того как автор и исполнитель отошёл от микрофона и поклонился, в зале произошло минутное замешательство, которое тут же сменилось бурным и яростным взрывом оваций. Темпераментные итальянцы не скупились на эмоции. Певца в чёрной куртке с белым узким шарфом на плечах буквально забросали цветами. Все – и в зале, и у экранов телевизоров – почувствовали: в потоке однодневок сверкнула песня, которой суждена долгая жизнь. Она была признанием в любви и вместе с тем едким шаржем на своих соотечественников. В тот вечер вся страна влюбилась в одного человека...

Чем он мог заинтриговать видавшую виды итальянскую публику, этот редко улыбающийся, статичный на сцене  композитор с гитарой в руках? Быть может, уникальными вокальными данными?  Вряд ли. Немецкий журнал «Браво» назвал его голос «прокуренным» и исключительно благодаря этому «достоинству» сводящим с ума толпы молоденьких итальянок. Журнал несколько преувеличивает вокальные дефекты певца. Важнее индивидуальность, своя манера пения. И она у него есть...

И всё же главный секрет успеха Кутуньо-исполнителя – в его композиторском даровании. Он всегда остаётся мелодистом.

После триумфа в Сан-Ремо, в том же 1983 году, Кутуньо выпускает сольную пластинку «L’italiano» («Итальянец»), в мгновение ока ставшую «золотой». 

В год триумфа Кутуньо журналисты сбились с ног в погоне за интервью с ним. Но, к их огорчению, Кутуньо избегал и шаблонных расспросов газет, и длинных, многочасовых интервью для толстых журналов. Кутуньо не любил рассказывать о себе, считая, что вся его биография – в песнях. Газетчикам пришлось ограничиться «словесным портретом»: темноволосый, черноглазый и темпераментный, типичный итальянец, каким его изображают в книгах и в кино. 

Годом позже, в 1984-м, Тото занимает 2-е место с песней «Serenata» («Серенада»), а ещё через год на том же фестивале песня Тото Кутуньо «Noi ragazzi di oggi» («Мы, сегодняшние ребята») в исполнении 14-летнего мексиканца Луиса Мигеля завоевывает также 2 место.

Ноябрь 1985 года. Беспрецедентные гастроли Тото Кутуньо в СССР (Москва, Ленинград). Ежедневные концерты – сначала в московском Дворце спорта «Лужники», затем в ленинградском СКК. В выходные дни – по два концерта: в общей сложности за двадцать дней на 28 концертах маэстро побывали около четырехсот тысяч зрителей!

Обаяние личности – вот, пожалуй, чем отличались его концерты. Обаяние доброго, умного, сильного человека, который разговаривает с людьми о том, что их, людей, волнует, беспокоит, радует.

Всё было тогда: 16-тысячный зал переполненный каждый вечер, толпы поклонников, автографы, аплодисменты, песни на «бис» и цветы… Розы и хризантемы, что охапками ложились у его ног…

После гастролей в Москве Тото говорил: «Должен признаться, что в Москве я оставил половину своего сердца. Боюсь, что вторую половину я оставлю в Ленинграде. Немножко утешаюсь тем, что у меня большое сердце».

«Я встречаю много людей, - говорил Тото Кутуньо, – А каждый человек – самостоятельный мир. Я очень люблю смотреть в глаза людям. Глаза – поразительное средство общения: можно ничего не говорить и прекрасно понимать друг друга. Для меня взгляд человека, пожатие руки – это истории, которые мне безмолвно рассказывают. Я накапливаю все эти эмоции и ощущения внутри себя, и, едва подхожу к фортепьяно – это может быть в момент грусти, радости, тоски – песня уже рождена. Все мои лучшие песни были написаны за 5-10 минут». Именно так ноябрьской звёздной ночью в стенах гостиницы «Советская» родилась песня «Buonanotte». 

Видя популярность итальянского артиста и связанный с гастролями ажиотаж, руководство Центрального телевидения принимает решение пригласить Тото Кутуньо учавствовать в съёмках новогодней передачи «Голубой огонёк». В телевизионной студии на Шаболовке он поет «L'Italiano», после чего остаётся в заснеженной декабрьской Москве ещё на несколько дней, чтобы дать два дополнительных закрытых правительственных концерта. Его фотографии – в каждом советском издании, от правительственных «Известий» до «Учительской газеты» и «Советского спорта».

Конец 1985 года. В ФРГ проходит ежегодный музыкальный фестиваль Peter’s Pop Show – витрина лучших достижений мировой поп-музыки. Принять участие в этом шоу приглашаются артисты, которые в минувшем году дольше других занимали высшие ступени хит-парадов разных стран Европы. Одним из первых, кто спел на этом музыкальном форуме по-итальянски, стал Тото Кутуньо, исполнивший композиции “Mi piacerebbe…” и “Mademoiselle ça va” (незадолго до этого события в Германии вышел новый LP Кутуньо “Per amore o per gioco” (Ariola GmbH), который сразу же прочно обосновался на верхних ступенях  европейских чартов). Примечательно, что именно тогда советское телевидение впервые показало отрывки Peter’s Pop Show  - в программе «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», запущенной в эфир в Новогоднюю ночь.

Что было потом? Участие в фестивалях – Сан-Ремо и Сан-Винсент, выход нового диска «Azzurra malinconia» и, конечно же, работа над новыми песнями. В последующие годы, вплоть до 1990, Тото Кутуньо принимает участие в традиционном конкурсе итальянской песни в Сан-Ремо, ни разу не занимая ниже 2 места. Песни, которые Кутуньо представляет на фестивалях, хорошо знакомы нашим любителям итальянской песни («Figli», «Emozioni», «Le mamme», «Gli amori»). Подлинным триумфом стало выступление Тото Кутуньо на Сан-Ремо в 1990-м. Как и в предыдущие годы, на фестиваль приехали звёзды, среди которых была легенда мировой музыки – американский певец Рэй Чарльз, исполнивший песню Тото «Good love gone bad» (английский вариант «Gli amori»). «Вещь сильная. По сравнению с ней остальные участники фестиваля кажутся дебютантами», - писала тогда итальянская пресса. Но после фестиваля неожиданно для всех Тото Кутуньо заявляет, что это был его последний фестиваль. На вопрос «почему?» он ответил: «На этом фестивале я испытал громадное профессиональное удовлетворение, когда слушал свою песню в исполнении Рэя Чарльза. И в тот незабываемый момент я сказал себе «Basta!», чтобы сохранить это воспоминание. От фестиваля я получил всё что хотел и поэтому сюда я больше не вернусь». 

1990-й стал, наверное, самым успешным годом в артистической карьере Тото Кутуньо. На конкурсе эстрадной песни Eurovision Италию в тот год представлял Тото Кутуньо. Его песня называлась «Insieme... 1992» и была посвящена будущему объединению Европы. Предложение выступить на Еврофестивале было неожиданным. Подходящей песни не было, и он почти был готов отказаться от участия в конкурсе, но вдруг его осенила идея. «На одном из концертов я, уже совсем отчаявшись, спросил у зрителей, о чём бы они хотели услышать в моей песне". «Воспой любовь, которая не имеет границ, - сказала одна из женщин, - мой сын дружит с девушкой из другой страны, и оба они мечтают, что в 1992 году будут открыты все границы ЕС. Это будет замечательно!» Я был очень тронут этим, и, следуя данной мысли, я мгновенно создал песню, которая говорила о любви и дружбе именно с точки зрения единой Европы».

Так, после 26-летнего перерыва, на Еврофестивале победила итальянская песня...

Комментариев нет: