вторник, 27 апреля 2010 г.

Stefan Klinkhammer: генеральный конструктор саунда Boney M.



История Boney M. будет неполной без упоминания ещё одной ключевой фигуры проекта: музыканта и аранжировщика Штэфана Клинкхаммера (Stefan Klinkhammer). Вместе с Фрэнком Фарианом он создал тот самый эксклюзивный саунд, который очаровал слушателей по всему миру. Звук, который объединил людей различных рас, языков, возраста и пола. И хотя Boney M. считаются легендами эпохи disco, их музыка никогда не была исключительно "дискотечной". Группа использовала широкий арсенал музыкальных средств и элементы таких направлений как рэггей, соул, рок и поп. Штэфан Клинкхаммер обладал талантом аккумулировать идеи Фариана и воплощать их потенциал в будущих хитах Boney M.
Внимательный слушатель может обнаружить в каждой композиции коллектива утончённую работу аранжировщика, который создавал выразительную полифоническую гамму, где не было ничего лишнего, а сами мелодии наполнены красотой, теплом и гармонией.
Штэфан Клинкхаммер родился 26 июля 1935 года в немецком городе Кобленц и с детства мечтал стать мастером в исполнении классической музыки. Ему хотелось играть произведения таких великих композиторов как Моцарт, Шопен, Бетховен, Гершвин... Именно поэтому родители отправили его учиться в музыкальную академию. Однако воплощению заветной мечты внезапно пришёл конец, когда в течение 11 дней молодой человек потерял обоих родителей.
На втором году обучения ему пришлось пойти работать, чтобы оплачивать своё пребывание в академии. Но вскоре он понял, что совмещать работу и учёбу практически невозможно. Да и заработанных денег едва хватало чтобы оставаться на плаву.
Следующие 11 лет он гастролирует с джазовыми биг-бэндами по всей Европе с одной мыслью: скопить достаточно денег чтобы завершить обучение. Но этого не произошло и судьба распорядилась иначе. 
В 1972 году Штэфан приезжает в Саарбрюкен (город на юго-западе ФРГ), где встретился с Фрэнком Фарианом, который тогда был местной звездой. Вскоре они объединили свои усилия и занялись продюсированием. В течение нескольких последующих лет они имели умеренный успех, пока Фариан не стал N1 в популярном телешоу Hitparade, где исполнил собственную кавер-версию американского хита "Rocky". С этого момента началось их восхождение на музыкальный Олимп. Остальное уже история...

Эксклюзивное интервью с аранжировщиком Boney M. Штэфаном Клинкхаммером (1999 год)

Вы имеете непосредственное отношение к успехам всех больших хитов: "Rivers of Babylon", "Belfast", "Mary's Boy Child" и т.д...

Клинкхаммер: Да, я работал над ними.

Как можно охарактеризовать работу аранжировщика?

Клинкхаммер: Обычно продюсер выбирает мелодию какого-либо композитора, имея свой собственный взгляд на то, как именно она должна звучать. Тогда он обращается к аранжировщику и обсуждает с ним вопросы относительно воплощения своих замыслов. После этого аранжировщик определяет состав инструментальной группы и решает как должны звучать ударные, духовая секция, струнные и т.д.
Затем он направляется вместе с отобранными музыкантами в студию и записывает каждую партию на отдельную звуковую дорожку. И если потом выясняется что продюсер или композитор планировали несколько иное звучание, всегда имеется возможность что-то переделать. Запись производится многократно и выбирается наилучший вариант.

Так вы и работали в Фрэнком Фарианом?

Клинкхаммер: Да, именно так.

Музыкальные критики часто называли звучание Boney M. "тривиальным и синтетическим". Как вы реагируете на такую критику?

Клинкхаммер: "Синтетическое звучание" - это, конечно, слишком громко сказано. На всех записях, к которым я был причастен как аранжировщик, мы никогда не использовали синтезаторы, за исключением тех редких случаев, когда они звучали в фоновом режиме, создавая определённую тональность в песне. Обычно мы использовали только живые инструменты. Возможно музыкальные критики ошибочно определяли наше звучание как "синтезаторное" из-за того, что в эпоху disco ритм был монотонен и простоват. Но это закон жанра, который призван заставлять людей танцевать в дискотеках.

И что бы вы могли ответить критикам Boney M., которые пеняли на то, что они делали "тривиальную музыку"?

Клинкхаммер: Что ж, современная поп-музыка, например немецкие шлягеры, вряд ли лучше. Boney M. были большим развлечением и, что безусловно, оказали влияние на музыкальный бизнес. А для людей, которые ориентированы на "серьёзную" музыку, имеется широкий выбор в этом сегменте.

У Вас были кумиры в чёрной музыке, которые вдохновляли Вас во время работы для Boney M.?

Клинкхаммер: Прежде чем я начал работать с Фрэнком Фарианом, я гастролировал 11 лет от Италии до Финляндии, играл в различных группах. Мы исполняли не только собственный материал, но и хиты того времени: песни из репертуара Commodores, Temptations и других известных артистов музыкального лэйбла Motown. Я хотел бы отметить, что перенял кое-что от звука Motown, используя это во время работы с одной из первых германских диско-формаций SILVER CONVENTION. Были некоторые работы в стиле фанк... Сильвестер Левай, композитор и аранжировщик SILVER CONVENTION, написал тему, используя элементы джазовой музыки для струнных, которую я очень любил, потому что я большой поклонник джаза.

А у Вас тогда были идолы, которые, возможно, повлияли на вашу дальнейшую работу?

Клинкхаммер: Сэмми Нэстико, который делал много аранжировок для Каунт Бэйси. Также кумиром для всех аранжировщиков был Гил Эванс (Miles Davis), который привнёс новый колорит в джазовую музыку. От поп-сцены не было никого, за исключением, может быть, упомянутого Сильвестера Левая из SILVER CONVENTION.

Вам пришлось оставить музыкальную академию...

Клинкхаммер: Да, это произошло по причине моих личных несчастий. Иногда не знаешь в какую сторону повернёт судьба, в лучшую или в худшую. Ситуация была очень грустной: в течение 11 деней погибли мои родители. Это было в 1957 году. Я пытался продолжать учёбу, но не был в состоянии её оплачивать. Сначала я пытался работать неполный день и посещать академию, но из этого ничего не вышло. И когда я получил возможность играть на пианино в танцевальном оркестре, я воспользовался подвернувшимся случаем... Тем неменее я планировал вернуться к продолжению обучения года через два ... хотя сейчас я в музыкальном бизнесе уже более 50 лет (улыбается).

Таким образом Вы играли в разных группах в течение 11 лет, а затем оказались в Саарбрюкене, где встретили Фрэнка Фариана... И с ним вы сделали карьеру...

Клинкхаммер: Ну, это случилось не сразу. Мы нащупали верный путь спустя два года после довольно трудных поисков. Первый успех пришёл к Фрэнку Фариану с Benny (Benny - протеже Фрэнка Фариана) с его хитом "Amigo Charly Brown" и немецкоязычного кавера Labell "Voulez-Vous coucher avec Moi (Lady Marmalade)" в исполнении Gilla, а затем пришёл первый хит N1 для Фрэнка Фариана как исполнителя суперслезливой саги "Rocky". И на гребне этого успеха он, наконец, смог заняться продюсированием того, чем был одержим так долго: чёрной музыкой. И он самостоятельно записал сингл под названием Boney M., где исполнил все вокальные партии. Песня была разделена на 1 и 2 части и продолжалась, в общей сложности, 8 минут, используя одну гармонию. Поначалу пластинка лежала мёртвым грузом в магазинах, пока, наконец, не стала небольшим хитом в Голландии. И тогда они захотели увидеть, кто же такие Boney M...

И тогда пришёл реальный успех с первым альбомом, а затем появилась группа ERUPTION...

Клинкхаммер: Да, хотя Фрэнк Фариан не так уж много времени уделял ERUPTION, а нанял для работы с ними нескольких людей из Bellaphon, которые стали работать на его продюсерскую компанию (FAR Music - ред.). Для меня, в то время, было очень много работы. Так много, что почти не было возможности уделять внимание звёздам немецких шлягеров, которые были заинтересованы в моих аранжировках. Я пришёл к успеху в качестве аранжировщика Boney M.

Какими песнями Вы больше всего гордитесь?

Клинкхаммер: "Sunny" - эта песня стала хитом, в основном, за счёт аранжировки. Она доказала мою состоятельность как универсального аранжировщика. Я получил результат, используя минимальное количество исполнителей и музыкантов.

На что вы обращали особое внимание, когда работали над каверами старых песен, таких как "Sunny"?

Клинкхаммер: "Sunny" представляет собой особый случай. Фрэнк предоставил мне полную творческую свободу и не вмешивался на разных этапах. Он просто слушал получившиеся версии и, в итоге, выбрал ту, которая ему понравилась больше всего.

Есть ли у вас другие любимые песни Boney M., подобно "Sunny"?

Клинкхаммер: Мне нравятся "Oceans of Fantasy", "Nightflight to Venus", а также, хоть и не мной аранжированная, "Ride to Agadir". Правда трактовка этой песни в исполнении Boney M. несколько витиевата...

Как Вы думаете, заметил бы кто-нибудь Boney M., начни они свою карьеру в наши дни с песни "Baby Do You Wanna Bump?"

Клинкхаммер: "Baby Do You Wanna Bump?" не был настоящим хитом. Но, как мы видим, сегодня все эти новые ремиксы, рэп и электронные эффекты, добавленные к оригинальной записи, могут работать. В таком случае Boney M. вполне может быть жизнеспособным сегодня.

Тенденцией в 90-е годы было техно, живые инструменты практически не используются. Как вы думаете, имеются ли сегодня предпосылки к тому, чтобы вернуться к "живому" звучанию, или это уже осталось в прошлом?

Клинкхаммер: Я действительно надеюсь на это, хотя и не вполне уверен. Я пропустил в 80-х тенденцию к использованию синтетического звука. Но слушая сегодня, например, хиты Шэр, можно подумать что они были записаны в середине 70-х, хотя они произведены с использованием компьютерных технологий. Это тот случай, когда музыка производится, используя программное обеспечение с массивом сэмплов записей "живых" инструментов. Это обходится гораздо дешевле чем раньше, когда приходилось оплачивать работу 20 реальных музыкантов и каждому из них выплачивалось вознаграждение, составляющее, в общей сложности, по 600 долларов в день.
Так что сегодня даже подвальные студии могут достичь приемлемого результата, по крайней мере, в производстве демо-трэков.

В конце 70-х кто-то спросил Вас, может ли компьютерное звучание вытеснить живое. И ваш ответ был абсолютно ошибочным...

Клинкхаммер: Да, это правда, определённо случился конфуз (смеётся). Тогда я сказал что не могу себе представить, что сочетание компьютеров и живых инструментов может увенчаться успехом. Вместе с тем, кое-где вторжение компьютеров было минмальным. Сегодня живое исполнение можно встретить в кино, хотя, порой, оно может быть обогащено искусственным звуком. В коммерческой музыке основная доля производится компьютерным способом... Однако многие сэмплы всё-равно ассоциируются с оркестром, и, возможно, это даёт определённую надежду что музыка с использованием живых инструментов будет производиться чаще.

Если бы можно было повернуть время вспять, что бы Вы сделали по-другому?

Клинкхаммер: Я бы не стал менять слишком много и также сделал бы упор на аранжировку. Я записал и аранжировал в одном только 1978 году 135 композиций. Люди полагали, что раз я был аранжировщиком Boney M., то их музыка автоматически обречена стать хитом. Но это было абсолютным просчётом, потому что для создания хита нужно нечто большее чем просто хорошая аранжировка. Я также хотел бы чуть больше сосредоточиться на сочинении музыки и уделить больше внимания синтезаторам, когда пришло их время.

В 1978 году Вы были награждены платиновым диском за работу над альбомом "Love for Sale", что очень нетипично в случае с аранжировщиком...

Клинкхаммер: Да, это действительно было весьма нетипично. Я был очень взволнован тем фактом, что Фрэнк добился того, чтобы здесь, в Германии (не знаю как обстоят с этим дела в других странах), аранжировщик получил "платину". Я не знаю никакого другого аранжировщика, у которого бы гостиную украшал собственный платиновый диск. Я действительно был очень тронут таким признанием моих трудов. И тогда, конечно, эта новость разлетелась по всей стране, что принесло мне уйму работы.

Как Вы думаете, почему такая песня как "Ma Baker", имеющая прямой отсыл к реальным событиям в США, не стала там большим хитом ?

Клинкхаммер: Да, Boney M. не были большим хитом в США. Недавно я разговаривал с несколькими американскими друзьями, и они вспомнили только "Daddy Cool", что удивительно. Я полагаю что Boney M. не слишком ротировались на американских радиостанциях. С коммерческой точки зрения, ни один трэк Boney M. не стал там настоящим хитом... 

Кроме "Rivers of Babylon"...

Клинкхаммер: "Babylon"... да, может быть вы правы. Фрэнк не слишком упирал на то, чтобы продвинуть Boney M. в Америке. Похоже что для него был важнее феноменальный успех в Европе, а также в Азии и Африке. И, я думаю, американцам было вполне достаточно собственной диско-музыки. 

В своё время Boney M. славились производством прекрасных мелодий... Они опередили своё время, создав такое понятие как высококачественное продюсирование, не так ли ?

Клинкхаммер: Если вы имеете ввиду современных продюсеров, я не могу сказать о них ничего определённого. Но что я доподлинно знаю, так это то, как работал Фрэнк. Он постоянно всё переделывал, долго возился с каждым звуком. Нервные менеджеры стояли в дверях и говорили что пора успокоиться, первый же прессинг достиг золотого и платинового статуса, всё идёт прекрасно и пора переходить к следующей работе. Но он на них не обращал внимания и продолжал сидеть целыми днями за микшерным пультом, всё улучшая и улучшая запись, пока она не начинала звучать идеально. И моих коллег особенно умилял тот факт, что, благодаря его поискам, партия ударных Boney M. зазвучала по-особому (чего не понимали, вероятно, при первом прослушивании): очень кратко и динамично. Всё это, в конечном итоге, способствовало тому, что песни становились хитами. 

Считаете ли Вы что музыка Boney M. оказывает влияние на международную музыкальную сцену ?

Клинкхаммер: Нет, не совсем. Они были довольно уникальны и я не помню какой-либо группы, которая пыталась копировать их. Мне кажется что Фрэнк поступил очень правильно, что каждый следующий трэк звучал не как первый большой хит "Daddy Cool". "Sunny" уже был чем-то совершенно другим. Потом похожим на "Daddy Cool" была "Ma Baker", но далее следовал совершенно другой "Belfast". Это вообще не было disco. И "Rivers of Babylon" были чем-то совершенно особым. Так что всегда предлагалось что-то новое, весьма отличное от предыдущего. Хиты N1 никогда не были похожи один на другой.

Когда-то Вы даже выезжали на гастроли вместе с Boney M. в качестве концертмейстера...

Клинкхаммер: Концертмейстер - не очень правильное определение. Это не то, как принято считать в классической музыке (смеётся). Скорее как директор по музыкальной части. Кроме того, это был не тур, а неделя, в течение которой мы дали 10 концертов в Сан-Сити (ЮАР). Там были живые выступления, без использования фонограммы. Инструментальная группа состояла из замечательных британских музыкантов.

В прессе ходили слухи что из четверых участников только Лиз и Марсия пели, остальное было записано Фарианом... в этом есть доля правды ?

Клинкхаммер: Женские голоса принадлежат Лиз и Марсии, хотя Лиз исполнила большую долю сольных партий, а Марсия пела менее танцевальные вещи, такие как "Belfast" или "Never Change Lovers...", то есть менее "попсовые". Работой Бобби являлось визуальное представление, особенно его знаменитый "танец змеи". Мэйзи также была нанята из-за её великолепной внешности и неповторимого танцевального стиля.

Но Фрэнк Фариан также был одним из ведущих вокалистов, в чём мы можем убедиться по "Oceans of Fantasy", "Bye Bye Bluebird" или "Ship Ahoy" ?

Клинкхаммер: Да, это верно, уже с первой записи ("Baby Do You Wanna Bump?"). Всё это, собственно, был Фариан. Как и в "Daddy Cool", после чего его стали упоминать как "Крутого папашу" (смеётся).

Тогда критики представляли Boney M. как "марионеток" Фрэнка Фариана, а затем появились MILLI VANILLI... Но сегодня, кажется, это считается нормальным видом музыкального производства... Как Вы думаете, это приемлемо с моральной точки зрения?

Клинкхаммер: Да, если продюсер не делает из этого секрета. Boney M. был собственным проектом Фрэнка Фариана, и он видел его как собственный инструмент, где только Мэйзи и Бобби не пели на записи в студии, за редким исключением. С другой стороны, он (Фрэнк Фариан) скрыл тот факт что MILLI VANILLI не пели, а рассказал об этом только после того как они получили Grammy. И тогда взорвалась бомба. Но в случае с Boney M. никто его ни в чём не упрекал.

Что Вы скажете по поводу попытки Фрэнка Фариана вернуть Boney M. в виде новой команды "визуальных артистов" ? (имелся ввиду проект Boney M. 2000 - ред.)

Клинкхаммер: Ещё предстоит увидеть что это такое, но я скептически отношусь к этому и он вряд ли с ними преуспеет.

Потому что Boney M. уже накрепко ассоциируются с теми четырьмя людьми, которых все знают по обложкам дисков и телевизионным выступлениям ?

Клинкхаммер: Не только поэтому. Я просто не уверен что новые ремиксы со всеми этими электронными ДиДжейскими "примочками" реально добавят что-то хорошее старым хитам. Единственным исключением может быть "Ma Baker", которая, по крайней мере, попала в середину немецких чартов.

Вспомните что-нибудь о Вашей работе с пятью оригинальными участниками (в том числе Рэджи Цибо).

Клинкхаммер: Я только могу сказать, что мои отношения со всеми пятью участниками были сердечными. Они всегда давали понять, что благодарны мне, что я, вероятно, своей работой также способствовал их успеху. Лиз однажды посетила меня на одной частной радиостанции, где я работал музыкальным редактором. И мы долго общались с ней, вспоминая золотые времена. Я также имел контакты с Марсией, и в последнее время мы общаемся, что меня радует. Рэджи, к сожалению, так и не смог полноценно заменить Бобби, не было у него той ауры и "химии", как у Бобби, когда тот появлялся на сцене вместе с тремя девушками. Я помню что во время наших концертов в Сан-Сити он проводил большую часть времени с нами, музыкантами, а не с группой. Когда Марсия давала интервью и ей задали вопрос: "Что было самым печальным моментом в истории Boney M.?", она ответила что таким моментом было увольнение Бобби по настоянию Фариана. Но у меня только положительные воспоминания о Рэджи. Он невероятный музыкант и очень отзывчивый человек.

**********************************************************************

Но есть один вопрос, который можно сформулировать так: "что появилось раньше: курица или яйцо ?". Стали бы Boney M. звёздами без неоценимого вклада Клинкхаммера? Был ли он единственным, кто причастен к созданию саунда Boney M.? Вопрос, на который нет однозначного ответа. И Штэфан Клинкхаммер слишком скромный человек, чтобы признаться в этом, даже если это было бы правдой. Как бы то ни было, влияние его творчества, безусловно, является важным. В самом деле, впервые в истории музыкальной индустрии Фрэнк Фариан добился того, чтобы его аранжировщику вручили платиновый диск за альбом "Love for Sale" в 1978 году. И это было адекватной оценкой работы Штэфана. 
Помимо Boney M. он делал аранжировки и для других артистов Фариана (Benny, Gilla, ERUPTION, Precious Wilson), а также целого ряда немецких исполнителей.
Работой с солисткой SILVER CONVENTION Пэнни Маклин (Penny McLean) он доказал, что способен сочинять популярные хиты. В последние годы Штэфан Клинкхаммер жил вместе со своей женой Хайдрун недалеко от Мангейма, где он работал в течение нескольких лет в качестве музыкального редактора частной радиостанции. Любовь Штэфана к джазовой музыке свела его и ещё двух музыкантов вместе, чтобы сформировать в 80-х годах коллектив под названием "Трио Штэфана Клинкхаммера", где они играли классические джазовые хиты, а также собственные композиции. Штэфан любил музицировать в кругу друзей и вспоминать разбитную молодость, когда он колесил по миру. До последнего момента он продолжал работать с различными исполнителями и получал удовольствие от размеренной жизни без стрессов, которые сопровождали его во времена триумфа Boney M.
Штэфан Клинкхаммер скончался 31 марта 2001 года от рака лёгких. Он похоронен на кладбище города Саарбрюкен.

Комментариев нет: